Дневник экспедиции

Видео из ОАЭ

Видео предоставлено компанией «STEALTH TELECOM»

 

18 февраля 2007 г.

о. Пхукет, Таиланд
Дорогие друзья, наши болельщики!
Сегодня ночью представилась возможность пробежать «по диагонали» парусные форумы — ... ... ... — узнал много нового о себе и моих друзьях («лучше последним, чем никогда»).
Сегодня вечером мы выезжаем с нашим экспедиционным скарбом в Бангкок и завтра, 19 февраля, Бог даст, прилетим в Новосибирск.
Впереди серьёзная работа по обработке фото – видеоматериалов: свыше трёх тысяч фотографий и 16 часов видеосъёмки, около двухсот влажных от соли скупых записей судового журнала, треки , полная папка всяких портовых документов из пяти стран и новый колоссальный опыт автономного, удалённого от берегов продолжительного путешествия на открытом разборном надувном катамаране.
У меня была суперкоманда!
Мы долго и серъёзно готовтлись и не сделали серъёзных ошибок, но много мы не знали. С багажом сегодняшнего опыта мы смогли бы пройти этот или подобный маршрут легче, быстрее, интереснее с меньшим экстримом — это без сомнения!
Очень хочется сделать хороший рабочий отчёт, чтобы наш опыт пригодился тем, кто пойдёт за нами — это всё равно случится, хотим мы этого или  нет.
Работа над отчётом займёт, безусловно, не одну неделю — мы будем страться! Законченный отчёт с фото —– и видеоматериалом выложим в Интернет.
Спасибо всем, кто следил за нашим путешествием, особенно тем, кто нас поддерживал SMS-ками, звонками, своими мыслями, хотя с многими из вас мы никак не знакомы! (Кстати, приезжайте к нам на регату «Обское море» — будем рады познакомиться!)
До встречи!

Анатолий Кулик

15 февраля 2007 г.

Сегодня в 5:50 экипаж катамарана финишировал около острова Пхукет, причалив в бухте Чалонг Бэй к пирсу, где их встречал русский дайвер Дима Сачек (он принимает участие от России в программе «Спасем коралловый мир»).
Сейчас экипаж занят эмиграционными и таможенными заботами, встречается с русским консулом и решает вопросы обратного пути с Пхукета в Бангкок и оттуда в Новосибирск. Дмитрий помогает им разместиться в гостинице.Скорее всего дня два у них уйдет на реабилитацию и на сборы. Настроение праздничное.

Из Дневника Джека Ковалевского
Сегодня 15 февраля 2007 года в 5:00 по московскому времени мы финишировали в Таиланде в бухте Чалонг Бэй острова Пукет.
Сегодня поставлена ТОЧКА спортивной части нашей 2-х месячной экспедиции.
Последний этап — переход через Андаманское море от Андаманских островов (Порт Блэйр) до Таиланда (остров Пукет) длиной 770 км продлился четверо суток.
Сегодня можно с уверенностью сказать, что это был самый спокойный этап экспедиции. Муссон дул в одном направлении с северо-востока силой до 3-х баллов. Море, прикрытое с востока континентом, было совершенно спокойным, что позволяло нам даже при таких слабых ветрах идти под парусами на юго-восток (курсом бейдевинд) достаточно активно и весьма комфортно.
Совершенно неожиданно ночью 13 февраля резко спустили оба носовых отсека правого поплавка. Постоянная подкачка стала неэффективной. До Таиланда оставалось 400 км, от Андаман отошли на 350 км. ЧП произошло в аккурат на полпути и, к тому же, ночью.
Непосредственной опасности для жизни не было. Судно держалось на плаву на кормовых секциях правого поплавка, но двигаться под парусами в нужном направлении мы не могли, а аварийного запаса бензина было явно недостаточно, чтобы достичь берега.
Такой невероятный случай - разгерметизация одновременно 2-х носовых секций — тем не менее был предусмотрен, и мы уже 7000 км везли на борту запасной надувной элемент.
Проблема заключалась в том, как произвести замену на плаву. Особого выбора у нас не было — мы рискнули. Под носовую палубу завели четыре надувных матраса, связанных вместе, и надувную 200-литровую ёмкость для пресной воды. Тем самым поддомкратили катамаран. Разрезали наружную оболочку, проделав входное отверстие для вставления через него надувного элемента. Внутри наружной облочки была вода (около 1,5 тонн) и два надувных элемента с остатками воздуха. Протащить шнур внутри оболочки было непросто, но мы с этим справились. Для заправки запасного дутика с помощью этого шнура понадобились усилия всего экипажа, которому пришлось выполнять эту операцию, плавая за бортом.
Всё удалось!
На ремонт ушло 2 часа, и мы снова неслись под парусами в сторону Таиланда. О ночном происшествии на судне ничего уже не напоминало.
Во всём остальном переход доставлял удовольствие. Чистый горизонт, ежедневно нас посещали дельфины, ночью видели люминисцируещие следы акул, два раза по горизонту проходили корабли.
Постоянно отслеживая своё местоположение, мы считали время, остающееся до финиша в Пукете.
Утром 15 февраля в 5:00 моск. вр. мы вошли в бухту Чалонг Бэй острова Пукет. Всё судно было расцвечено флагами: Таиланда, России, Мальдивской республики, Индии, Шри Ланка, а также флагом экспедиции и городов-участников — Новосибирска, Томска и Кемерово.
На пирсе нас встретил руководитель русского дайвинг-клуба «Весёлый роджер» Дмитрий Сачек.
МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО!

 

13 февраля 2007 г.

Координаты: 09 43 с.ш. 95 29 в.д.  Пройдено 378 км, остаток пути — 388 км.

11 февраля 2007 г.

Джек Ковалевский со слов капитана Кулика на Андаманах
Переход через Бенгальский залив до Андаман (1400 км) с самого начала планировался как самый сложный и кульминационный спортивный участок нашей экспедиции.
Во-первых, это встречный ветер. Во-вторых это самая большая за время экспедиции удаленность от берегов (700 км). Поэтому подготовка к этому этапу с учетом набранного нами опыта была основательной:
  — мы начисто перебрали перед стартом все судно
  — мы взяли на борт воду и еду на 20-25 дней, хотя предполагали преодолеть этот участок за 10—15 дней, а также пополнили запас еще арабского бензина индийским до 270 литров.
  — были налажены контакты с российским консульством в Мадрасе (Индия) и Бангкоке (Таиланд), а также с береговой охраной восточного побережья Индии
В течение 9 суток перехода от Индии до Андаман режим движения был достаточно стабилен. Днем и ночью постоянно дул северо-восточный муссон силой ветра от 1 до 5 баллов. Соответственно менялась и высота волны. Мы соскучились и очень хотели домой, поэтому при слабых ветрах и в штиль мы иногда использовали мотор, и безжалостно жгли запас бензина.
Иногда видели китов. Регулярно нас сопровождали дельфины, и, покрутившись вокруг катамарана 10—15 минут, уходили другой дорогой.
В отличие от предыдущих этапов экспедиции, рыба на железяки с крючками не ловилась, зато мы стали собирать летучих рыб, которые падали к нам на катамаран.
7 февраля мы поздравили Пашу Гридина с Днем рождения. На столе была жареная летучая рыба, мандарины, финики и торт из сухарей, изюма и сгущеного молока.
Утром 9 Февраля на 9-й день нон-стоп движения неожиданно резко стравил носовой отсек левой гондолы.
Последние сутки нам пришлось непрерывно подкачивать эту секцию в среднем каждые 2 часа, что доставило определенное беспокойство.
На рассвете 10 Февраля мы увидели Андаманы — горный хребет, выступающий из океана. Очень красивые, живописные острова. Проходя сквозь острова по проливу, мы не смогли удержаться, и высадились на пустынный остров, где полчаса бродили среди вековых мангровых зарослей и непроходимых джунглей времени мы вошли в бухту Порт Блэйр, столицу Андаман. Экипаж занимается закупкой продуктов и воды. Завтра планируем стартовать на финишную прямую курсом на остров Пхукет (Таиланд). Надеемся быть там 15—16 февраля.
Настроение у всех новогоднее, жаждем зимы и снега.

10 февраля 2007 г.

8.44 мск После почти 10-дневного молчания (не работали Турай, сотовая связь Билайна, плохая связь через УКВ) позвонил Евгений Ковалевский и сообщил следующее:

Они отошли от берегов Индии 1 февраля и шли без перерыва с круглосуточными вахтами  в режиме нон-стоп 10 дней до Андаманов. После трех недель беспрерывных штормов и сильного встречного ветра сегодняшние состояние погоды и  океана им кажутся уже обычными. Слабый встречный ветер 1—5 баллов, волна до 3-х метров. Днем — жарко, но ночью при температуре 20—22 градуса тепла стало гораздо холоднее. Во время ночной вахты приходиться основательно утепляться. Хотя понятие «тепло» для них стало относительным. Все на катамаране сильно отсырело: и одежда, и вещи, и спальники. Испытывают постоянное чувство дискомфорта. Вчера  опять начала травить гондола. По очереди без перерывов подкачивали ее. Сегодня утром причалили к одному из Андаманских островов. К какому — не поняли сами, а спросить оказалось не у кого, так как местное население не говорит по-английски. Решили подремонтироваться, закупить воды и еды и завтра пойти к острову Пхукет с  которого на Таиланд можно уже добраться на пароме. Планируют дойти за 5 дней и быть там числа 15-ого. Ну и домой…

Из радостных событий:

  1. 7 февраля отметили День Рождения Павла Гридина.
  2. На Пхукете ребят пообещали встретить и помочь местные дайверы, с которыми связался новосибирский клуб подводного плавания.

Координаты 11° 41" с.ш. / 92° 42"  в.д.

8 февраля 2007 г.

08:11 мск

Координаты — 11° 10" с.ш. / 89° 35" в.д. До Андаманов 346 км.

7 февраля 2007 г.

08:05 мск

Координаты — 10° 57" с.ш. / 88° 08" в.д. До Андаманов 509км.

6 февраля 2007 г.

Текущая информация: Скорость движения 7—8 км/ч, до Андаманов 649км. Всё складывается хорошо, самочувствие нормальное. Координаты — 11° 17" с.ш. / 86° 48" в.д.)

1 февраля 2007 г.

Повторно покинули берега Индии 1 февраля в 12 часов из Пондичерри. Курс — Таиланд.

30 января 2007 г.

Из Дневника Джека Ковалевского со слов А. Кулика.
27 января в 13:35 вышли в океан в направлении Тайланда с запасом воды и провизии на 20—25 дней. На первых 10 км глубины небольшие, по этой причине здесь океанские волны вздыбливаются до пятиметровой высоты и становятся очень крутыми. Ветер дул с северо-востока («чистый мордотык») силой порядка четырёх баллов. «Колбасило» ужасно, а масса катамарана порядка 1800 кг.

Мы выползали на волну, волна подкатывала под нас, а потом мы просто падали с пятиметровой высоты. Всё угрожающе трещало, и было страшно — выдержит ли конструкция. Через пару часов мы были в открытом океане, берега скрылись из вида. Волна не уменьшилась, но приняла нормальную океанскую форму, ветер усилился до 5 баллов с порывами до 6. Волны загибались и обрушивались перед нами, но всё это амы уже видели не раз. Мы «подрифились», и жизнь вошла в привычное русло. Поужинали, разбили вахты (двое на вахте, трое спят в палатке). До ближайшей земли по курсу 1400 км (Андаманские острова).

В 20:00, когда Джек менял на вахте Кулика, раздался щелчок. Явно, что-то сломалось. Ещё пять минут мы пытались понять — что? Судно продолжало идти вперёд. Из палатки выполз заспанный Юра и поинтересовался: «Что-то стало колотить сильно снизу»? Стало понятно, что переломилась пополам третья от носа (средняя) балка. Эта балка никак не участвует в силовой схеме катамарана, а служит для разгрузки трамплина и снижает его провисание.

Всё-таки судно мы явно пергрузили: только в палатке находилось 150 кг воды, 200 кг аппаратуры и различного барахла, три члена экипажа. Мы уже отошли от берега на 50 км и были сильно настроены на океанский переход. У нас были средства и возможности отремонтировать эту балку в море. После десятиминутного обсуждения ситуации было принято решение возвратиться на берег Индии, отремонтировать эту балку на берегу и усилить заодно все остальные балки. Мы понимали, что это может отнять у нас пару дней, и вероятность успеть к самолёту (12 февраля) уменьшается.

В 20:20 мы развернулись и взяли курс на ближайший крупный город Пондичерри — до него около 80 км, и мы планировали быть там к утру. Все кемарили на палубе, так как в палатке находиться было проблематично из-за сильного провисания трамплина.

28 января к 7 утра мы подошли к берегу километров восемь южнее Пондичерри и стали двигаться вдоль берега в 100—200 метрах от него в поисках удобного места для причаливания и ремонта. Береговая линия представляла собой зловещий океанский прибой с огромными волнами. В 9:00 мы увидели дыру в прибое - это было устье какой-то речушки - и спокойную лагуну за ней. Опыт прохождения прибоя у нас уже был, и мы сходу полетели (ветер был навальный) через хаос обрушивающихся волн в спасительную лагуну. Но вот прибой кончился, а мы оказались на мели. Сзади обрушиваются громадные волны, а впереди метров 50 — глубина по щиколотку. Оказывается, фарватер был в 30 метрах слева. Невероятными усилиями мы затолкали судно обратно в накатывающуюся волну и дотащили его до узкого глубокого прохода в лагуну. Впереди в полутора километрах виднелся мост, и мы пошли к нему. Местечко очень живописное. По берегам явно какая-то зона отдыха - чистенькие берега, красивые пальмы, бунгало. Непосредственно перед мостом небольшой причал и лодочная станция, где мы и причалили.

Неожиданно для нас нам ничего не пришлось никому объяснять. Нас сразу узнали, так как видели нас по центральным каналам Индийского телевидения и читали в газетах о Российских «эдвенчерах». Двигаясь вдоль Индийского побережья мы уже поднабрались опыта в общении с властями и. с целью минимизации потерь времени, сразу же поехали в порт (таможня, береговая полиция, паспорт-контроль и т. п.). Оказалось, что сегодня воскресенье — «приходите завтра». Закупить нужные трубы для ремонта и усиления также не удалось по этой же причине.

Мы сняли комнату в маленькой гостинице, где с удовольствием отмылись пресной водой и с ещё большим удовольствием предались сну, так как предыдущей ночью поспать не удалось.

29 января ранним утром Кулик и Джек поехали в Пондичерри (15 км от моря) купить трубы для усиления каркаса, что оказалось не слишком сложным. А в это время оставшиеся на катамаране выдерживали натиск прессы, телевидения, местной и береговой полиции, таможни. Информация о вынужденной остановке российской экспедиции в Пондичерри дошла до министра туризма штата, а вскоре и до губернатора штата (cheef-minister), который распорядился, чтобы нас немедленно доставили к нему. На встречу у губернатора собралась, наверное, вся пресса штата. Всреча продлилась недолго — губернатор мило предложил нам любую помощь.

По дороге у нас возникла идея сделать новые более мощные узлы, связывающие подмачтовую пирамиду с каркасом. Несколько часов ушло на поиски подходящего материала и мастерской (кузни), в которой могли бы изготовить достойные узлы. Во второй половине дня нам пришлось ещё потерять кучу времени на официальные встречи сначала с таможней, затем с береговой и местной полицией.

Мы потеряли уже два дня, а, собственно, до ремонта дело ещё не дошло. 30 января с утра Джек продолжал работать с полицией и таможней, Кулик «торчал» в кузне, а Гена, Юра и Паша ремонтировали сломанную балку. Кулик принёс из кузни новые кованые узлы взамен фирменных, которые выглядят неказисто, но весьма внушительно. Работа кипит. Надеемся к вечеру всё закончить и 31 поутру снова стартовать в океан курсом на Тайланд.

Вероятность прихода в Пукет в срок до 12 февраля минимальна. Впереди 2000 километров открытого океана со встречными ветрами и течениями. Все чувствуют себя нормально, хотя устало не только судно, но и мы.

27 января 2007 г.

08:26

Вчера утром пристали к берегу (11° 14" 39" с.ш. / 79° 50" 44" в.д.). Подремонтировали несущую раму катамарана. Сделаны необходимые закупки. Через пару часов намечен выход в море, в направлении Андаманских островов.

26 января 2007 г.

SMS от Гридина П.
С трудом пробиваемся сквозь встречные ветра и сильнейшие течения. Штормом нарушена радиосвязь. Есть другие мелкие поломки. Вся Индия только и говорит о сибирских экстремалах. Примерно с десяток газет и ТВ. Нас узнают по фото в любых селениях, машут руками и сопровождают на лодках. Их официальные лица считают за счастье с нами сфотографироваться. Дудят в мой горн. Засыпаем — пресса, просыпаемся — пресса. Сайт одной из газет mdu.xpress.com.
По Индии уже ходили, показывая полиции не паспорта, а наши календарики с нашими лицами. Программу минимум выполнили — до Мале и Индии (очень трудно всем, не выдерживает железо и техника). Попробуем максимум — до Тайланда. Привет всем!

SMS от Ковалевского.
Отстаем от графика. Много отягчающих обстоятельств — ветры, течения, шторма, ремонты, полиция КГБ. Скорость движения после Мале резко упала.

25 января 2007 г.

12:00

координаты 10 06 45 с.ш. 79 32 19 в.д.Под мостом пройти не разрешили,  пришлось делать крюк в 50 км

24 января 2007 г.

СМС-сообщение:
6:00

Ночь перед мостом Pamban коорд N 9 16 E 79 08. Ночью донимала полиция, утром репортеры. Слазили на мачту, закрепили антенну. Будем пробовать связь

09:08

Экипаж «Kulikboat» вышел на связь по расписанию. Пришвартовавшись к берегу, удалось произвести ремонт антенны, точнее ее крепления. Теперь вершина «Inverted V» крепится непосредственно к топу мачты. Качество связи не пострадало. Из новостей: закупили 100 литров бензина; вчера поймали барракуду. Ближайшие планы - пройти под «Pamban bridge» и взять направление на порт Мадрас, двигаясь индийским побережьем.
Текущие координаты — 09° 16" 37" с.ш. / 79° 09" 14" в.д. Следующий сеанс радиосвязи запланирован на завтра — 08.00 мск на 14,285 МГц.

22 января 2007 г.

08:11

20 января после радио связи вновь попали в шторм, а через 3 часа спустила четверть одной из гондол. Ночь провели в море и только к утру пришвартовались к мысу Манатхат (08° 22" 30" с.ш. / 78° 3" 41" в.д.). Сделали необходимый ремонт. Одна дырка оказалась внушительных размеров, остальные четыре не большие. Всё время вокруг катамарана находилось 50—60 человек. Вчера в 3 часа дня вышли в море. Направление прежнее - перешеек между Индией и Цейлоном, до него еще 105 км. Планируется подойти завтра к обеду. Текущие координаты — 08° 40" 45" с.ш. / 78° 25" 30" в.д.

СМС от Джека Ковалевского:
Пятый день встречного 6-балльного ветра. Идти очень тяжело. Сегодня ЧП: с мачты сорвало антенну радиосвязи. Крепление угрожающе болтается над головой.
Изменен маршрут:
1) Переход Мале — экватор — Мале стал неинтересен после всего увиденного и прочувствованного
2) Заход в Шри-Ланку проблематичен и мог отнять много времени.
Кроме сложной политической ситуации на Шри-Ланке, переход от нее сейчас представляется менее интересен, чем подняться вдоль Индии и далее на юго-восток.
Идем медленно. Ночь. 5 кг металла бьются высоко над головой в такт волнам. Подвахтенный непрерывно наблюдает за креплением антенны. Пока сделать ничего невозможно.

20 января 2007 г.

Стартовали от мыса Кумари на северо-восток в сторону Полкского пролива. Наспровожала вся полиция включая высшее руководство. За два дня мы стали друзьями.

Информация по КВ-связи:
20.01.2007 12:15

Два дня назад попали в сильнейший шторм. Оборвалось одно плечо диполя, по этой причине не выходили на связь. Для ремонта причалили к южному берегу полуострова Индостан. Индийцы встретили тепло, оказывали всяческую помощь. Не удалось найти, где можно получить визы, за то попали на фестиваль фермеров. Вчера опустили мачту и восстановили антенну. Сегодня в 8.00 мск отчалили от берега и пошли к проливу между Цейлоном и Индией. По всему индийскому берегу стоят ветряки, насчитали порядка трёхсот. Волна крутая 2—2,5 метра. Координаты — 08° 07" 26" с.ш. / 77° 37" 55" в.д.

19 января 2007 г.

Мы в Кунья-Кумари. Решаем политические формальности, осматриваем и ремонтируем судно. Здесь тысячи паломников из Индии и других стран. Полный хаос лиц, одеяний, языков, поведения.

18 января 2007 г.

из Дневника Джека Ковалевского
В этой зарисовке прозвучат в основном мои мысли, но включены и пожелания других участников нашего экипажа: Анатолия Кулика, Павла Гридина, Геннадия Пикалова, Юрия Маслобоева.
Мы уже месяц в Индийском океане. Это новая, прежде незнакомая жизнь, каждый день приносящая сюрпризы и неожиданности.
Несмотря на атмосферу блгополучия в наших посланиях (а вся команда считает, что на нашем судне всё контролируемо, и до сих пор сохраняется комфортность путешествия), хватает проблем  и особенностей, как приятных так и неприятных.

Не вдаваясь в хронологию, я бы сказал так:

  • Мы практически не страдаем от морской болезни. Толя Кулик обосновывает это открытостью нашего жизнесуществования. Мы находимся практически прямо на воде. Из палатки виден океан, а в шторм, да и просто при высокой волне вода залетает прямо в спальники. А тех, кто на трамплине (палубе), можно выжимать в любое время, когда ни подойди. На кораблях в каютах закрытые пространства — ощущения иные.
  • Одной из проблем, не менее, а скорее более серъёзной, чем штормовые ненастья, являются испепелящие зноем штили. Жара нестерпимая, обездвиженность и спокойствие на борту казалось бы дают возможность сделать что-нибудь полезное, но это иллюзия.
  • Боцман Гена Пикалов одним из печальных дней обозначил 17 января, когда температура в тени достигла 28 градусов. Гена также утверждает, что в океане у него улучшилось зрение.
  • Вполне комфортно существование человека в солёном виде. Главное, принять это как неизбежную радость, и неделями удаётся не вспоминать об этом.
  • Мокрый просоленный спальник это настоящее бедствие. Попробуйте замочить в ванной одеяло, добавить туда ведро соли, выдержать сутки, затем придите усталым с работы и постарайтесь забыться здоровым восстанавливающим сном, завернувшись в солёное одеяло. Отжимать перед заворачиванием не надо. Снизу подстелите клеёнку, чтобы вода не уходила. Для полного представления лучше всего лечь в этом одеяле в самосвал, мчащийся по бездорожью под проливным дождём.
  • На настоящий момент мы сталкивались и с ураганными ветрами и сильными течениями,  изматывающими штормами и гигантскими волнами, перелетающими через палубу и оставляющими на судне до полутонны жёсткой воды, грозами и торнадо, кораблями-призраками, возникающими неожиданно на судовом ходу из тумана, давая нам возможность уйти.
  • Каждый раз при появлении в океане огней мы, как правило, будили Пашу Гридина, проявившего себя наилучшим распознавателем характеристик движения судов.
  • Тяжело дался участок от столицы Мальдивов Мале до Индии. Встречный лобовой ветер и течения лишили нас не только радости скоростного скольжения по поверхности мирового океана, когда наш катамаран и его экипаж, казалось дышат в унисон с водным дыханием планеты, но и уменьшил скорость дневных переходов в несколько раз, заставив нас несколько раз перессчитывать запасы воды на борту. Расстояние в 600 км от Мале до самой южной точки Индии -  мыса Кумари мы в борьбе с ветрами, течениями и волнами преодолели за неделю.
  • Накопилась усталость. Резервы адаптации нервной системы и возможности иммунной системы организма небезграничны. Обостряются болячки  и хронические недуги. Я ради эксперимента выпил кружку солёного чая из морской воды. В результате отпаивали всей командой в течение суток.
  • Изобилие рыбы, с одной стороны, очень увлекательно. С другой стороны, подряд три раза жареную рыбу никто не ест.
  • Крайне неприятно, находясь на вахте и напряжённо всматриваясь в темноту океанской ночи, получить ошеломляющий болезненный удар в лицо полукилограммовым «огурцом» — летающие рыбы не оставляют нас без внимания на днём, ни ночью.
  • Ночные вахты — отдельная песня. Иногда выпадает две вахты за ночь. И если в первую — ты ещё орёл и рука твоя тверда, то второй раз из палатки выползаешь, только после интенсивной тряски за ногу. Затем пытаешься придти в себя и "врубиться" в обстановку — изучаешь звёздное небо, оцениваешь силу ветра и волнение, чтобы надёжно продвигаться в намеченном направлении. Затем приспосабливаешься к периодичности возникновения серии гигантских волн, которые как правило идут с определелённым интервалом, и если успеть вовремя поставить катамаран в нужное положение, можно избежать полновесной оплеухи. Глаза, плохо открывающиеся в начале вахты, к концу дежурства просто блокируются свинцовыми веками.
  • Постоянно приходится следить за состоянием катамарана. Это наша основа, это наш маленький мир, наше настоящее и наше будущее. Профилактические и текущие ремонты производим еженедельно.
  • Некоторая неопределённость возникла в тактическом планировании при сохранении стратегических генеральных задач. Сила дрейфа катамарана, связанная с мощью ветров и течений иногда оказывается сравнимой с возможностями парусов. Нам приходится производить расчёты и корректировать уже намеченные планы и задачи, сдвигая графики и меняя курс.
  • Продолжаем терпеть и любить друг друга на замкнутом пространстве. Несмотря на прогнозы психологов, пока ни разу не ругались. Я бы сказал, что это путешествие — особая психологическая школа, лично я для себя приобретаю колоссальный опыт в психологии выживания небольшого коллектива в экстремальных условиях без возможности что-либо исправить.
  • 18 января  после многочасовой борьбы с встречным семибалльным ветром рано утром высадились на южной оконечности Индии - мыс Кунья-Кумари. В течение дня разбирались с официальными лицами разных уровней. Выяснилось, что в Индии не предусмотрено появление иностранцев минуя аэропорт, морской порт или автовъезд. Властям непонятно откуда в океане может взяться такая маленькая лодочка. Нам предстоит очередной раунд решения проблем с неузаконенным появлением в Индии.

Сообщение подготовил Джек Ковалевский на компьютере Томской компании «Веллком», который на удивление, до сих пор работает, хотя почти всё железо на борту с такой скоростью и до такой степени проржавело, что мы боимся паковать ценную аппаратуру, предварительно тщательно не обтерев и её и не засыпав пачками силикагеля.

17 января 2007 г.

08:03

Ночью боролись со штормом. Скорость ветра достигала 15 м/с. Несколько раз волна всё же попала в палатку. Необходимо всё просушить. По мере необходимости идут на моторе. Текущие координаты — 07° 45" 17" с.ш. / 76° 36" 44" в.д.

Комментарий
Остров Шри-Ланка омывается водами Индийского океана и его Бенгальского залива. Отделён от Индостана Манарским заливом и Полкским проливом. Т. н. Адамов мост - цепочка островов в Полкском проливе - когда-то полностью соединял Шри-Ланку с материком, но, по данным летописей, был разрушен землетрясением около 1480 г. Возле побережья Шри-Ланки зарегистрировано наименьшее значение ускорения свободного падения на Земле.
Полкский пролив (англ. Palk Strait) — пролив в Индийском океане, отделяющий остров Цейлон от полуострова Индостан и соединяет Бенгальский залив с Лаккадивским морем (Манарский залив). Длинна около 150 км, наименьшая ширина 55 км, глубина от 2 до 9 м. Залив пересекает гряда мелких островков и мелководий под общим названием Адамов мост. Назван по имени английского государственного деятеля Р. Полка, губернатора провинции Мадрас (Британская Индия).

16 января 2007 г.

Идем с трудом против ветра. Приближение к Индии черепашье, координаты 6, 43, 36 — 76, 7, 6 Видели смерч. Нас периодически заливает. Ночные вахты нелегки

15 января 2007 г.

08:11

Два дня не могли выйти на связь из-за жестких погодных условий (сильный и неудобный ветер, высокая волна). Паша передал координаты — 06° 23’ с.ш. / 74° 52’ в.д. Женя попросил сообщить, что всё это время получали смски, но отвечать не было возможности. Ситуация под контролем, просьба родным и друзьям не волноваться.

11 января 2007 г.

17:10 Несмотря на достаточно сложные условия прохождения радиоволн, все же удается проводить сеансы связи. «Kulikboat» пришвартовался к небольшому острову Барос (04° 17" 03" с.ш. / 73° 25" 41" в.д.). Произведен осмотр и необходимый ремонт. Вечер обещает стать интересным. Познакомились с русской семьей и решили отметить встречу в ресторане. Выход в океан намечен на завтра. Направление примерно 60° на северо-восток к южному побережью Индии.

Из дневника Джека Ковалевского
Вот уже шестой день мы находимся на территории Мальдивского государства, где из 2000 островов обжито всего 200. Мы прибыли на остров Олигам, самый северный остров Мальдивского архипелага, 6 января 2007 года, проведя в океане три недели.
За это время несколько раз я произносил одну и ту же фразу «так вот ты какой — Индийский океан». А океан был разный: то он успокаивал гладкой водой, тот нервировал толчеёй короткий жёстких волн, то мы дышали вместе с его размеренным волнением с расстоянием между волнами 30—50 м и высотой волн 2—3 метра.
Совсем другим океан проявил себя в шестибалльный шторм, когда волны накрывали катамаран сверху, заливая палатку и вахтенных солёной океанской водой, когда волна величиной с дом подкатывала с борта и катамаран зависал на её наклонной плоскости, с трудом переваливаясь через ребро волны с пенистым гребешком. Об этом несколько слов уже сказал член нашей команды кемеровчанин Паша Гридин.
Совсем иные впечатления формируются при посещении островов Индийского океана.
Другая жизнь, незнакомая культура и религия, чужой язык, непонятная пища. На Мальдивах меня поразили спокойствие и доброжелательность представителей официальных органов. Начиная от береговой полиции, продолжая портовыми службами, службами контроля здоровья, таможней офицеры и персонал предельно вежливы, и не по инструкции, а по рождению в этой разбросанной по островам на протяжении 800 км стране вечного лета.
Типичная зарисовка. В порту Мале мы, не зная, куда причалить, встали у какого-то пирса. Подошёл менеджер стоянки малых городских судов - сказал, что мы не должны здесь находиться, но раз мы плохо ориентируемся, да ещё в экстремальном путешествии, стойте и не надо платить. Подходит таможенная служба, просит перейти в порт так как здесь стоять не положено. Мы злимся, нервничаем, ругаемся. Офицер мягко без раздражения и насилия просит сменить место парковки. Полчаса он нас уговаривает не повышая тона и не раздражаясь.
Мягкость служб не означает, что все здорово и быстро. Оформляя закрытие визы мы столкнулись с тем, что нужно было купить декларационную форму в центре города в единственном книжном магазине. Форм не оказалось. Пришлось договриваться с начальник портовой службы, который связался с министерством транспорта Мальдив, какой-то клерк принёс нам форму. Процедура открытия права нахождения в столице Мальдив — Мале заняла день. Ещё день - процедура выписки. Вот и прошли два дня в столице. Город показался бестлолковым. Это и понятно - плотность населения 70 000 чел на атолле длиной 2 километра и шириной 1 км. Застройка бесплановая. Раньше дома были невыскокие, сейчас до 9 этажей. Женщины тощенькие, в основном, независимо от возраста, в платках, скрывающих возможную красоту.
Говоря о Мальдивской республике, можно утверждать, что мальдивцы цивилизуются. Если раньше единственной сферой жизни были кокосы и рыба, сейчас масштабно развивается туризм. Все курортные острова - частные, принадлежат какому-либо владельцу, отдых на островах дорог, за ночь с завтраком 300 долларов. Но для отдохновения души напряжённо работающих бизнесменов такая версия подходит как нельзя лучше. Мальдивцы любят свою океанскую жизнь, любят рыбу, раковины, исповедуют ислам и внимательны к женщинам. Браки совершаются в 23—25 лет, мужчины при этом на 1—2 года старше девушек, естественно запрещены добрачные отоношения.
Дважды посетили острова-курорты. Голубая лазурь лагун, интимные бунгало, пальмы. Сюда приезжают , наверное, люди, желающие на некоторое время забыть гонку привычной жизни, подышать океаном, провисая лицом вниз в мелкой лагуне, наблюдая разнообразную жизнь морских обитателей. Мне бы хватило 1—2 дней, дискомфортно без экстрима и жизни на износ.На острове Барос среди 150 отдыхающих из Австрии, Англии, США, Италии мы встретили 4 россиян, которые стали нашими друзьями. Мы провели с Олей и Славой из Кемерово и москвичами Александром и Еленой вечер за рюмкой чая, делясь впечатлениями и песнями. Это было здорово.
Для нас острова связаны с мелями, которые называются «банки» и рифами, поэтому, проходя мимо островов, особенно ночью, мы предельно внимательны. Нас выбросило однажды на рифы, не отмеченные в лоции островов Индийского океана. Ненастной ночью, рискуя разломать катамаран, мы сумели справиться с непростой задачей, и с малыми потерями продолжили плавание, но сейчас, планируя движение, мы иногда меняем режим «нон-стоп» на движение только в светлое время, если предстоит рифистый участок. Рифы лучше проходить днём. До этого двухнедельный прогон от Омана до Лаккадивов около 2000 км мы шли без остановки 24 часа в сутки, меняясь на вахтах каждые 2 часа, забываясь в краткосрочном сне в свободные от вахты минуты. Рекорды суточных переходов превышали 200 км.
Морские планы приходится корректировать. На Мальдивах мы столкнулись с наличием довольно сильного неудобного для нас течения, а также неподходящего ветра. Дальнейший